Агрызские вести
  • Рус Тат
  • НА ДНЕ

    Мы рискнули назвать этот материал созвучно известной пьесе Горького. Надеемся, уважаемый читатель, ты нас не осудишь. Ведь проблема «дна» не только остается, но особенно актуальна для современной России. В рейд по «бомжатникам» «…Пустые глазницы окон смотрят уныло и, стыдясь за своих хозяев, прикрываются грязными покрывалами. Хозяин этого притона - Леший....

    Мы рискнули назвать этот материал созвучно известной пьесе Горького. Надеемся, уважаемый читатель, ты нас не осудишь. Ведь проблема «дна» не только остается, но особенно актуальна для современной России.

    В рейд по «бомжатникам»
    «…Пустые глазницы окон смотрят уныло и, стыдясь за своих хозяев, прикрываются грязными покрывалами. Хозяин этого притона - Леший. Возможно, и свое имя «Андрей» (что в переводе с греческого обозначает «мужественный») он скоро позабудет, как герои пьесы Горького «На дне». Позабудет - а значит, потеряет статус Человека…» - так начинали мы свой рассказ 5 лет назад, когда вышли в первый рейд по притонам. За эти годы произошло многое. В описываемой квартире успел случиться пожар, погибла женщина. И хозяина уже нет в живых. Но его судьба не стала горьким уроком ему подобным…

    Ни для кого не секрет, что в Агрызе, как и в любом другом городе, немало квартир, имеющих большую задолженность по коммунальным платежам. Как правило, их хозяева - люди пьющие. Мало того, многие такие квартиры становятся притонами. В народе их еще называют «бомжатниками». Нам удалось побывать в некоторых из них и даже побеседовать с хозяевами.

    Когда мы собрались в рейд, нам сказали: - Вы что, думаете, пойдете с участковым, и сразу вам откроют? - Нет. Никто не имеет права врываться в их частную жизнь...
    Их жизнь. Какова же она, эта жизнь, если ее можно так назвать?

    Их «жизнь»
    Подъезжаем к дому №12 по улице Кирова. Естественно, в сопровождении участковых уполномоченных полиции. Как ни странно, хозяева не артачатся и гостеприимно впускают в квартиру, даже разрешают пофотографировать.

    Квартира №8. Мрачно, холодно и грязно. Потому что нет света, нет газа и нет, по-видимому, никакого желания убираться. Из мебели - почти ничего. Посуда и одежда на полу, который, наверняка, несколько лет не мылся. У порога в сковороде - «бычки»… И это жизнь?!
    Хозяин Анатолий Гужов с утра пока трезвый. С виду нормальный мужик. 57 лет, высокий, симпатичный. Скромный и рассудительный. Понятно, что разведен.

    - Вот жду газовиков. Должны сегодня газ подключить, - с радостью сообщает он. - Спасибо администрации района, распорядились перегородку построить, чтобы изолировать газовый котел.
    - А платить как будете? - интересуемся, уже зная, что долгов за коммунальные услуги тут - 50 тысяч рублей.
    - Пойду еще раз на биржу. Мне там уже предложили работу электрика в Малопургинском райпо, да я отказался - ходить далеко. Думаю, устроиться в «Чистый город»…

    Очень хочется надеяться, что так оно и будет. Хотя мало верится. По рассказам соседей, в этой квартире «почти каждый день собираются алкаши и устраивают пьянки». Однако сам Анатолий алкоголиком себя не считает.

    - К сожалению, этот дом почти весь проблемный. И все эти «бомжатники» - самая сильная головная боль, и не только наша. Вернуть бы вытрезвители, а еще лучше советские ЛТП - лечебно-трудовые профилактории. Они приносили большую пользу, - рассказывает участковый Эдуард Акатов, обслуживающий эту часть города.
    К разговору присоединяется его коллега Руслан Галиаскаров:
    - Такие квартиры, как у Гужова, я обычно отношу к «бомжатникам второй категории». Вообще я условно подразделяю их на три категории. На моем участке, например, их 30-40 наберется. Да и возьмите любой многоквартирный дом в городе, хоть один «бомжатник», пусть даже самой легкой категории, найдется.

    Проходим как раз в такую - третьей категории - квартиру №3. «Бомжатником», наверное, ее не назовешь. Мебель приличная, на полу подобие паласа, даже цветы есть. Более менее порядок, и собака имеется «в доме». Свет есть, тепло есть. Но хозяин Рафинат Хабибрахманов, явно, «с бодуна».
    - Выпиваете?
    - А как же без этого? Но компанию у себя не собираю! Сам хожу к Гужову. А что, одному пить что ли? Долгов за квартиру у меня до 50 тысяч набралось. Дети уже взрослые, но прописаны здесь. Все работают, навещают меня. Сейчас дочь договорилась, что будет постепенно задолженность погашать…
    Рафинат еще в самом расцвете лет - 52 года. Сказал, что работает «у частника». Но, думается, образ его жизни тоже до добра не доведет. Ведь не все же могут терпеть такого «работника»…

    От начальника до…
    Но самой яркой личностью из встреченных нами жителей «дна» оказался полный тезка великого писателя - Николай Алексеевич Некрасов.
    - Его жилище уже превращается в "бомжатник первой категории", - рассказывает по дороге Руслан Галиаскаров. - Но в Агрызе к таким относилась пока одна квартира - №25 - по Пушкина, 3.

    Хозяева там опустились ниже некуда. Распродали все. Начали с сантехники. Даже полы продали. Чтобы согреться, разжигали костер…
    И тут Руслан рассказал прелюбопытную историю: - Иду туда как-то с очередной проверкой. Вижу на стене на фоне розового отсвета - замысловатый узор в виде огромного веера. Ну, думаю, решили искусством заняться, украсили стену. Пригляделся - а это полчища тараканов так выстроились ближе к огню, греются…

    Действительно, за своим рассказом мы забыли о теме антисанитарии в таких квартирах - рассадниках болезней. Однако вернемся к нашему герою, в квартиру №3 дома №15 по улице Энгельса.

    Николай Алексеевич родом из Ижевска. Окончил в 1976 году «тридцатку» - одну из самых престижных в свое время школ.
    - В то лето директор обзвонил всех из нашего выпуска и пригласил в школу. Вышел к нам и сразу с порога: «Позор школе! Из вашего выпуска пять человек не поступили в вузы страны!», - вспоминает Николай Алексеевич.

    Сам он поступил. И получил даже два высших образования - техническое и экономическое. Работал директором информационно-вычислительного центра, начальником конструкторского бюро. А потом покатился по наклонной… Потерял семью, квартиру.
    - В чем причина? - спрашиваем. Он отвечает известным для всех жестом - щелкает себя по горлу.
    - А не пытались остановиться?
    - Один раз кодировался. Но не помогло. Теперь время от времени кодирую себя сам. Приказываю не пить, и не пью…
    - Да, он может, - подтверждает Руслан.
    - А не хотите в реабилитационный центр?
    - Никак нет! Свобода дороже.

    Так думал и известный в Агрызе бородатый бомж Дамир. Этим летом по распоряжению главы района его определили в реабилитационный центр. Отмыли, побрили, откормили, полечили. Однако он оттуда сбежал. Снова стал бродяжничать. Но свободой наслаждаться ему пришлось недолго. На днях скончался в больнице…

    Надо заметить, что «свобода» Николая Некрасова тоже протекает не в лучших условиях - в квартире, в которой собираются пьяницы и местного, и неместного разлива. Придет участковый, разгонит, а денька через два - опять содом. И это жизнь?..

    Нет, это - не жизнь, это - ее дно, на которое оседает грязь, злоба, лень, где нет понятия «чувство собственного достоинства». Возможно, никто и не вправе врываться в их «жизнь». Человек сам должен выбрать: жить или опуститься на это дно.

    …Уже прощаясь, я заметила на шее Николая Алексеевича православный крестик. И тогда я искренне попросила у Бога, чтобы он помог ему прозреть.

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: