Агрызские вести
  • Рус Тат
  • У каждого – своя война

    У каждого - своя война. К примеру, агрызцу Борису СОКОЛОВУ не пришлось стрелять в фашистов, зато фашисты бомбили и расстреливали их восстановительный поезд довольно часто. А супруга Мария на себе испытала ужасы немецкой оккупации. Войну Борис Николаевич встретил 16-летним юношей. На фронт им было еще рановато, но они не сидели...

    У каждого - своя война. К примеру, агрызцу Борису СОКОЛОВУ не пришлось стрелять в фашистов, зато фашисты бомбили и расстреливали их восстановительный поезд довольно часто. А супруга Мария на себе испытала ужасы немецкой оккупации.

    Войну Борис Николаевич встретил 16-летним юношей. На фронт им было еще рановато, но они не сидели сложа руки и ожидая повестки. Осенью трудились на уборке хлеба, а зимой их направили копать противотанковые рвы, чтобы «загородить Казань». Работали вручную - где лопатой, где ломом. Первая военная зима выдалась лютой. Многие не выдерживали.

    Вернувшись из Казани, Борис устроился в железнодорожное водоснабжение В армию его так и не взяли. Он с детства прихрамывал на одну ногу, и военная комиссия признала его негодным к строевой службе. Но тут пришел запрос из Казани: набирали слесарей. Борис решил попроситься. Ему дали добро. Собрали они со своим товарищем вещички, пассажирский поезд ждать не стали, сели на «товарняк» и доехали до Казани. Оттуда их направили в Москву, в Управление военно-восстановительных работ, определили в водрем (ремонт системы водоснабжения). Они ремонтировали взорванные фашистами водокачки, налаживали систему водоснабжения, снабжали эшелоны водой… (На фото: Борис и Мария Соколовы в г. Рени. 1947 год)

    Сначала их восстановительный поезд целое лето стоял недалеко от Калуги. По нескольку раз в день налетали фашисты и начинали бомбить. Расстреливали их, убегающих в лес. Конечно, гибли товарищи. Но Борису везло. Однажды он даже решился на отчаянный шаг. «Был у нас здоровый дядька. При очередной бомбежке он решил не бежать в лес - надоело. Мол, «если положено умереть, я тут на месте умру». Ну, и я остался в вагоне. Ох, что тут началось! Вагоны разбомбили, а наш уцелел…» - вспоминает он

    В 1943 году, когда наши войска пошли в наступление, их поезд направили в Смоленск. Затем была Белоруссия. А когда советские войска уже воевали за границей, поезд разделили на три «летучки». Их «летучка» налаживала водоснабжение на железной дороге «Магнитогорск-Караганда» - угольном пути. Здесь они и встретили Победу. Борис Николаевич вспоминает: «Мы сначала онемели от радости, потом все разом заговорили. Эмоции переполняли. Начал собираться народ, все праздновали. Но этим дело для нас не кончилось. Солдаты вернулись домой, а нам, строителям, еще рано было возвращаться… Демобилизовали нас только в 49-м».

    А пока их «летучка» вновь направляется в Смоленск. Квартировали они в селе Пищулине. Здесь Борис и познакомился со своей Марией. Как-то сельская молодежь устроила гулянья в честь сбора урожая. Были тут и водремовцы. Во время игры Борис дернул Марию за рукав и нечаянно порвал его. «Рукав пришили и меня к ней «пришили», - смеется он сейчас. Но тогда было не до смеха.

    Несчастная Смоленская земля. Ох, и исстрадалась она от оккупантов! «Смоленск раза три переходил из рук в руки. Я до сих пор не могу спокойно слышать слово «немцы». Ненавижу их!» - вступает в разговор Мария Григорьевна. Она снова вспоминает, как немцы ходили по дворам и забирали скотину, как топили ребятишек в колодцах, вешали женщин и стариков, угоняли в Германию подростков.

    Они жили в землянках в лесу, жили впроголодь. Мария Григорьевна вспоминает: «Немцы ходили как хозяева. Не дай бог, убьешь одного - всю деревню расстреляют. До нас доходили слухи: эту деревню уничтожили, ту сожгли… Особенно финны злющие были, издевались как могли…»

    Возможно, их деревню спасало то, что находилась в стороне от большой дороги. Однако и они страху натерпелись! Однажды, когда в очередной раз немцы стали хвалить своего Гитлера и ругать Сталина, девочка Маша не вытерпела и возразила: мол, нет, это ваш Гитлер плохой… «Они поймали меня, затоптали в снегу», - рассказывает Мария Григорьевна. Так до смерти и запинали бы, если бы один дядька не заступился: «Что вы над ребенком-то издеваетесь?!»

    Отец Марии сгинул на этой проклятой войне - пропал без вести, один брат погиб, другой вернулся без ног.

    После Победного мая Маша устроилась на такой же восстановительный поезд, и в молдавском городе Рени на строительных работах они с Борисом вновь встретились. С тех пор уже не расставались. Здесь же поженились в 46-м, здесь же в 47-м родилась Галина. «Когда Галя спрашивала у отца, где она родилась, отец всегда шутил: «Я тебя в Лимане поймал…» После Гали родилась двойня. А потом еще двое.

    Реклама

    Сейчас у них 10 внуков и уже 8 правнуков. В прошлом году супруги Соколовы отметили железную (65-летие) свадьбу. Все сложилось, вроде, неплохо. Однако обижается ветеран на несправедливость. «Ему делали операцию. Сейчас не может ходить - ползает. Так ему даже II группу инвалидности не дали», - говорит Мария Григорьевна. Доколе же мы будем обижать наших уважаемых ветеранов? Неужели до тех пор, пока ни одного не останется?..

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: